Фото монашество

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Радуйся, преподобне Серафиме, Вырицкий чудотворче


фото монашество

2017-10-18 05:29 Преп Серафим, Вырицкий чудотворец о его духовном подвиге и светлой памяти Что такое монашество? Лёгкий ли это путь уйти в монастырь? Об этом Вам расскажет игумен




Только холостяк может не знать, чего он хочет. Женатый мужчина такой привилегии лишён.


как ни странно, но самая сильная мотивация - это работать, чтобы потом не работать


saw картинки на рабочий стол голых телок картинки на

saw картинки на рабочий стол голых телок картинки на

Obie Trice Оби Трайс был ранен в голову 30 декабря 2005 года в Детройте Пулю извлекать не стали, и Obie trice фото, альбомы, популярные песни, похожие исполнители Результаты поиска mp3 музыки

Душевые шторки с поддоном, ограждения для душа, двери

Душевые шторки с поддоном, ограждения для душа, двери

Все события мультфильма Спирит Душа прерий происходят в семидесятых годах, в Популярные статьи Существует ли душа, и бессмертно ли Сознание? Хасьминский МИ





Посмотрела в зеркало, Встала на весы... Прекрати истерику! Ты замужем! Не ссы...


ЗЛОСЧАСТНАЯ БАЛЛЮСТРАДА Большой театр. Тенор Павел Чекин исполняет партию Альфредо в опере Верди "Травиата". Начался его знаменитый выход "Налейте, налейте...". На сцене расположена огромная лестница с баллюстрадой, на которую он красиво облокачивался и после слов "А вот и я" пел эту арию с фужером шампанского в руке. Однако на этот раз баллюстраду забыли прибить. Чекин привычно облокотился и... вместе с ней исчез. Все услышали звук упавшего тела. Занавес медленно закрылся. Мёртвая тишина в зале, и вдруг зрители услышали громкий стук. Это в спешном порядке прибивали баллюстраду. В партере какой-то шутник громко сказал: - Гроб заколачивают. В зале начался гомерический хохот. Через 10 минут тенор, который очень удачно упал и не ушибся, вышел, чтобы всё-таки спеть арию, но при этом сделал жест, который в корне изменил ход событий. Держа в одной руке фужер с шампанским и сказав "А вот и...", другой рукой он проверил, прочно ли на этот раз прибили баллюстраду, и с удовлетворением добавил: "... я!". И вот тут началась истерика и в зале, и за кулисами. Пришлось сделать ещё один перерыв.